univer.ua Алексей Сухоруков: «Выживут сильнейшие»

Коментарі та згадки Групи в засобах масової інформації

Алексей Сухоруков: «Выживут сильнейшие»

Интервью для журнала  INternet TRADING

Беседовала: [Екатерина ШАГИНА]

В 2012 году на отечественном фондовом рынке произошло много изменений, еще больше их предвидится в 2013-м. О том, каким был прошедший год для участников украинского фондового рынка, чем он запомнился, и что ждет его в текущем году, мы беседуем с управляющим партнером ИГ «УНИВЕР» Алексеем Сухоруковым.

– Как Вы оцениваете текущее состояние фондового рынка?

– Думаю, не ошибусь, если скажу, что результаты 2012-го не порадовали никого. Основными событиями стали принятие закона «О депозитарной системе», грубое ужесточение давления на участников рынка со стороны налоговых органов, а также введение «акцизного» налога на продажу ценных бумаг.

События прошедшего года продемонстрировали, что государственная власть пока не понимает, чем фондовый рынок может помочь экономике страны, и не заинтересована в его развитии. Попытка выжать из него пополнение в казну не поможет ни госбюджету, ни рынку.

– Какие еще события или факторы оказали наибольшее влияние на рынок в прошлом году?

– Мировая экономика сейчас находится в довольно сложном состоянии. Из внешнеэкономических, точнее,  внешнеполитических событий довольно существенным фактором можно считать итоги президентских выборов в США. Они внесли определенность в то, какой будет политика одной из крупнейших стран по отношению к Европе и развивающимся рынкам. Скорее всего, ничего существенно не изменится. Думаю, в ближайшее время ситуация будет развиваться в тех же направлениях, что и в последние 2-3 года. 

Кризис в Европе носит затяжной характер. Наш фондовый рынок де-факто отрезан от возможности привлечения
денег из Европы, США и других развитых стран. Да, есть возможность привлечения долгового капитала, и не исключаю, что в условиях отсутствия длинных денег внутри страны наши эмитенты и государство продолжат заимствования в форме евробондов. Ставка 9% и выше годовых является довольно привлекательной для иностранных инвесторов, и в условиях кризиса они готовы принимать риски Украины. Зарубежом следует ожидать, как минимум, размещения государственных бумаг. Но это хорошо для иностранных участников, внутренние инвесторы, к сожалению, на этом никак не заработают.

– Как это отразится на украинской экономике? Можно ли ожидать притока денег за счет подобных размещений?

– Не думаю. Государству невыгодно брать слишком много денег под такой высокий процент. Это очень дорогая долговая нагрузка, сильно увеличивать ее опасно. На фоне снижения международных рейтингов страны ставки по новым размещениям могут еще и вырасти. Нужно понимать, что это долг не внутренний, а внешний, то есть для его погашения нужно покупать валюту. Соответственно, это будет негативно влиять на гривну. Еще один важный фактор – официальная инфляция близка к нулю, но при этом в течение почти всего года держались высокие ставки по депозитам в гривне (25% и выше). Это также говорит о серьезной проблеме в финансовом секторе страны. Банки не могут по таким ставкам кредитовать бизнес, и банковская система в таких условиях не работает. В итоге, внешние заимствования государства просто не попадают в реальную экономику.

– Каким прошлый год был для брокерских компаний?

– Текущие объемы рынка не позволяли им увеличивать бюджет на развитие. Несколько крупных компаний ушло с рынка. Для серьезных игроков рынок Украины пока не является привлекательным: она маленькая, рискованная и непредсказуемая. Поэтому для таких компаний правильнее искать более цивилизованные рынки. Оставшиеся же будут вынуждены выживать и развиваться в условиях весьма скудного бюджета. Очень надеюсь, что все, кто захотел остаться, смогут пережить 2013 год, но не исключаю, что украинский рынок покинет еще несколько крупных инвестиционных компаний. Среди игроков, ориентирующихся на массового потребителя, увеличится конкуренция, в первую очередь, за существующих клиентов, поскольку привлечение новых требует больших ресурсов (финансовых, трудовых), которые не всегда дают пропорциональное увеличение доходов.

– Как изменения в конкурентной среде брокеров отразились на частных инвесторах? Ведь зачастую такая ситуация – это шанс для последних получить дополнительные бонусы или более выгодные тарифы.

– Наш рынок [интернет-трейдинга] очень молодой, ему всего лишь 3,5 года. За это время мы только научились правильно, более-менее эффективно конкурировать. Когда рынок растет, увеличиваются и доходы инвесткомпаний, можно позволить себе бюджеты на маркетинг. А когда он стагнирует, необходимо изыскивать наименее затратные методы привлечения клиентов. Тарифам уже, по большому счету, некуда падать. У клиентов появляется возможность выбрать брокера, который уделяет повышенное внимание улучшению IT-инфраструктуры, качеству обслуживания, функционала предоставляемых услуг. И здесь, глядя со стороны брокера, я вижу довольно серьезный предмет для конкуренции.

– Что происходило с частными инвесторами? Остались ли они еще на нашем рынке?

– Мы наблюдали снижение активности частных инвесторов на внутреннем рынке. Трейдеры, которые были активны в 2011-м, в большинстве своем остались на нем, но перераспределили свои усилия. Кто-то перешел в режим менее активной торговли, кто-то – увеличил тайм-фрейм, а кто-то просто, как «неудавшийся спекулянт», стал «долгосрочным инвестором». Но те, кто видели себя именно в качестве внутридневного трейдера, в большой степени сместили акцент в сторону других площадок – российских, американских, европейских, поскольку в течение 2012 года внутренний рынок не дал им никаких сигналов для улучшения возможностей заработка.

– Сейчас частные инвесторы предпочитают торговать фьючерсами на Индекс UX, так как это наиболее ликвидный инструмент на отечественном рынке. Смогли бы они заработать, не будь у нас срочного рынка?

– Если бы не было срочного рынка, возможно, торговля в сегменте акций была бы более активной, возможно, объемы торгов здесь были бы больше, но не существенно. Думаю, максимум на 10-20%.

Качество инструментов, которыми мы располагаем сегодня на рынке акций, очень низкое. Не только с точки зрения ликвидности, но и фундаментальных показателей, отношения к миноритарным акционерам, возможности, в том числе, невольного влияния на цену крупных игроков, которые выходят на рынок даже с миллионом гривен.

Наличие срочного рынка, как это ни парадоксально звучит, является стабилизирующим фактором. Там ликвидность концентрируется, и туда выплескиваются основные аппетиты к спекулятивному риску. Если бы тот же объем был размыт по нескольким акциям, ликвидность в них была бы немногим больше, а риски трейдера – гораздо выше. Для «правильного» роста биржевого рынка необходимо как можно больше минимальных по объему операций. Наш рынок пока еще не достиг той стадии, когда ему тяжело переварить большое количество транзакций, генерируемых торговыми роботами. Во многих странах уже пытаются если не бороться, то как-то этим управлять. Для нас же в ближайшие 5 лет это не будет актуальной проблемой. Но понятно, что одни только роботы и мелкие спекулянты не создадут качественную ликвидность. Для этого нужны пенсионные деньги, активные, сильные инвестиционные фонды.

Считаю, что на сегодня есть два направления, в которых рынок может развиваться качественно. Первый – это привлечение новых частных инвесторов не только в деривативы, но и на рынок акций. Второй – развитие эмитентов с точки зрения выпуска новых ценных бумаг, в первую очередь, долговых. На IPO акций в 2013-м рассчитывать не стоит. Это очень тяжелые направления. Однако в них нужно двигаться.

– В прошлом году на законодательном уровне было заложено много изменений в инфраструктуру рынка, прежде всего, речь идет о модернизации депозитарной системы. Каких нововведений стоит ожидать в 2013 году и каков будет эффект от них?

– У государства собственное представление о том, что такое инфраструктура фондового рынка, в чем она должна соответствовать мировому опыту и как он выглядит. За последние 15 лет в инфраструктуру рынка были заложены довольно неплохие основы, которые, тем не менее, еще необходимо серьезно дорабатывать. Основными принципиальными улучшениями, которые принес новый закон, является то, что законодательно определен статус [центрального] депозитария и введено определение клиринговой деятельности, а также отдельных клиринговых организаций. Это то, что меня удивляло еще с середины 2000-х годов, когда в Украине никто не мог понять, что клиринг может и должен делать не депозитарий, а специализированная организация. Наконец-то это понимание пришло. Думаю, со временем дойдем и до понимания не менее очевидного для меня факта, что центральный депозитарий сам должен выполнять расчеты по денежным средствам, без помощи лишнего звена в виде так называемого «расчетного центра».

– Каким Вы видите следующий год? Каким он будет для брокеров, для частных инвесторов, для эмитентов?

– В двух словах, это будет борьба рынка за выживание, борьба с желанием государства выжать все соки из еще
не родившегося ребенка, заставить его работать, но не на благосостояние граждан, а на бюджет. Эксплуатация
детского труда во всем мире не приветствуется, мы же наблюдаем эксплуатацию еще не родившегося ребенка. Он еще находится на этапе сперматозоида, а государство уже бьет его за то, что он плохо работает.

– Что будет с сегментом интернет-трейдинга? Увеличится ли спрос на эту услугу, количество частных инвесторов?

– Вопрос о количестве частных инвесторов имеет 2 оценки. В абсолютных цифрах привлечение идет, новые счета открываются, причем, даже более активно, чем в 2011-м или в конце 2010-го. Но качество этих счетов с точки зрения формирования внутреннего инвестора не будет заметно сразу же. Приходят те, кто очень мало знают о фондовом рынке и только учатся работать на бирже. Это не тот класс людей, который может себе позволить инвестировать серьезные средства надолго. В большинстве своем это люди, которым интересна азартная составляющая процесса, поэтому должно пройти определенное время, прежде чем они станут полноценными участниками торгов. Привлечению мешает низкая финансовая грамотность населения, отсутствие серьезного среднего класса, низкое доверие к финансовым институтам и к государству вообще.

К сожалению, последнее не стремится развивать внутренних инвесторов, помогать им зарабатывать, инвестируя в экономику. Также нельзя забывать о том, что «длинных» денег у инвесторов, которые сейчас присутствуют на рынке, нет, они спекулятивные. Долгосрочного инвестора за 20 с лишним лет независимости Украина воспитать так и не смогла. Это долгий процесс, который еще не начался. За последние годы количество активных счетов практически не изменилось и как будто остановилось на отметке в 2 000. Рынок в этом смысле достиг насыщения. Именно поэтому конкуренция между брокерами за существующих активных клиентов будет только усиливаться.

– Неужели, 2 тыс. активных счетов – это емкость рынка интернет-трейдинга в Украине? Что нужно, чтобы эту планку преодолеть?

– Нужны новые инструменты. На тех, что есть в Украине сейчас, внутреннего инвестора воспитать невозможно. Нужно запускать фьючерсы на иностранные индексы, на валюту, на золото, на все, что можно. Решить вопрос с двойным листингом и дать возможность украинцам торговать ликвидными бумагами иностранных эмитентов. А в идеале, дать им возможность торговать на иностранных биржах.

– По поводу длинных денег. Долгое время участники рынка уповали на пенсионную реформу…

– И до сих пор продолжают уповать, больше ничего не остается. Из-за законодательных ограничений украинцы являются инвесторами третьего сорта, им запрещено практически все. Украинские бумаги – это единственное, что доступно для долгосрочного инвестирования. С моей точки зрения, для качественного прорыва в развитии внутреннего инвестора необходимо убрать «железный занавес» и дать возможность вкладывать средства в качественные иностранные ценные бумаги, акции, облигации, в те же евробонды, в то, что находится за пределами юрисдикции Украины. Это необходимо делать, не дожидаясь пенсионной реформы.

– Вы не опасаетесь, что опытные инвесторы уйдут на более развитые рынки, как только получат открытый доступ?

– Часть, безусловно, уйдет. Но в то же время повысится качество инвестора, он будет более грамотным. Станет понимать, зачем и в какие инструменты нужно инвестировать. Да, за такого инвестора будет сложнее бороться. Сейчас у государства нет необходимости как-то заинтересовывать, привлекать население на фондовый рынок. Хотя бы потому, что пока оно не понимает, зачем это вообще нужно. Даже если начнет понимать, особого выбора нет. У внутреннего рынка сейчас нет задачи конкурировать с развитыми площадками, поэтому он к ним и не приближается.

Государство специально строит систему, которая ограничивает конкуренцию за внутренний ресурс, улучшая условия для самого себя и ухудшая их для граждан. Считаю, что это очень недальновидная политика.

– Вы говорили, что следующий год будет годом борьбы участников рынка с государством. Каким образом? Ведь в этой борьбе, скорее всего, будет больше зрителей, чем участников.

– Борьба не всегда означает какие-то активные действия, направленные против кого-то или чего-то. Например, моряки во время шторма борются с ветром, с волнами. Они не могут ничего сделать со стихией, поэтому вынуждены приспосабливаться, но это тоже борьба. Борьба не против стихии, а за свою жизнь.

– То есть участникам нужно приспособиться?

– Да, конечно. Нужно переждать этот шторм, бороться с его проявлениями и последствиями. Бороться с целью выжить. И в том, что для многих будет проще уйти, ничего плохого или постыдного нет. Цель бизнеса – не борьба. Цель бизнеса – зарабатывать деньги. И если нет возможности их зарабатывать сейчас и нет понимания, что она появится в ближайшее время, то честнее, проще и, в конце концов, рациональнее уйти. Останутся только самые сильные, самые большие оптимисты, самые большие патриоты.


Журнал INternet TRADING #7

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарии