Блог компанії

Коронавирус ставит вопрос — деньги или люди?

Китай с января месяца произвел беспрецедентные меры по борьбе с коронавирусом и добился в этом вопросе существенного успеха. К текущему моменту распространение вируса в Китае можно сказать остановлено. Рост числа больных стал измеряться сотнями, а количество выздоровевших тысячами.

В масштабах Китая с населением более миллиарда человек те 80 тысяч заболевших и чуть менее трех тысяч умерших кажется каплей в море. И у многих людей, вероятно, возникает вопрос, а стоило ли из-за этого вводить карантин в стране и останавливать половину экономики. А очаг вируса, провинцию Хубей и город Ухань, вообще переводить в «осадное положение». Ведь ущерб от этих действий просто огромен. Китайская экономика от этого однозначно понесла огромные потери из-за простоя, который пока невозможно точно посчитать, можно лишь только предполагать что цена вопроса может исчисляться сотнями миллиардов долларов, а возможно и превышает триллион долларов.

В этом вопросе Китай столкнулся с дилеммой, понести убытки в экономике или же потерять множество человеческих жизней. И я думаю, что тут нельзя соизмерять экономические потери с количеством заболевших и умерших на данный момент. Потери в экономике нужно соизмерять с теми, кто не заболел и не умер.

В экономике есть такое понятие как альтернативные издержки. Так вот в вопросе с вирусом, в альтернативе, если бы Китай не ввел столь радикальные меры и, допустим, не закрыл бы город Ухань с населением 11 млн. человек, то можно предположить, что вирус бы разошелся по всей стране и процент заболевших и умерших в других провинциях был бы такой же, как в Ухане. Тогда если следовать пропорциям, число заболевших в Китае было бы не 80 тысяч, а около 6 млн. человек, поскольку население Уханя это чуть менее 1% населения Китая, а подавляющее число больных было в Ухане. Также и с умершими, скорее всего их бы было более 200 тысяч. И справедливости ради в этом контексте, потери в экономке нужно сопоставлять именно с этими альтернативными цифрами, а не с теми, что получились по факту.

И это еще не вся картина, ведь в этом примере рассмотрен вопрос об изоляции города Ухань без других карантинных мер, и наверное если исключить и их, то в этом альтернативном варианте количество больных и умерших было бы еще больше и счет умерших пошел бы на миллионы. И скорее всего в итоге карантин все равно пришлось бы запускать, но уже в гораздо больших масштабах и с большими потерями для экономики.

Китай, на мой взгляд, принял верное решение. Он не стал считать деньги и грубо говоря не стал «жмотиться». Он осознано пошел на громадные убытки, но спас ситуацию. Теперь в этом вопросе он, наверное, уже впереди всей планеты. Но коронавирус вне Китая похоже что только набирает обороты. И другие страны сейчас находятся в том же положении что и Китай в начале января. У них стоит тот же выбор между жадностью и человеческими жизнями.

Яркий пример успеха Китая, это например то, что в соседней с провинцией Хубей (провинции Хунань) с населением 64 млн. человек, число зараженных составляет 1018 человек, тогда как в сопоставимой по численности Южной Корее и Италии, принявших удар позже, число заболевших уже превышает пять и две тысячи соответственно. И, наверное, это результат того, что другие страны не столь радикальны в борьбе с коронавирусом как Китай. Италия, например, не закрыла себя, как Китай закрыл Хубей, и она сейчас стала основным источником расползания вируса по Европе. Дональд Трамп, у которого в этом году предстоят выборы президента, видимо больше заботит «жадность», а не борьба с вирусом. В одном из своих заявлений он, образно говоря, ждал апреля и наступления жары, в условиях которой вирус сам погибнет. И пока что таких же решительных действий, какие сделал Китай, не видно ни у одной другой страны мира.

В Украине уже зафиксирован первый случай заражения коронавирусом. И у страны, так же как и у других стран, видимо встанет выбор между деньгами и жизнями людей. Но сможет ли Украина поступить как Китай – это большой вопрос, тем более что у страны нет таких ресурсов как у Поднебесной. Как будет развиваться ситуация покажет время, но вероятно, страны мира разделятся в этом вопросе на два лагеря: на тех кто будет тратить деньги и спасать жизни людей и на тех кто не сможет этого сделать.

Для Украины из этой логики есть два варианта. Первый, при котором страна приложит максимальные усилия для борьбы с вирусом не жалея ресурсов и не боясь ввода карантина. Тогда, возможно, так же как в провинции Хунань граничащей с Хубеем, число заболевших будет около 1 тысячи или менее и умрет несколько человек. Но для Украины такой поворот может стоить простоем значительной части экономики в течении пары месяцев, и потери могут составить несколько процентов от ВВП.

И есть второй вариант, в котором страна не сможет мобилизоваться и вирус сможет спокойно распространяться. В этом случае вся надежда будет на солнце и на весну, ведь Дональд Трамп прав, вирусы не любят тепло и солнечный свет с ультрафиолетовыми лучами. Ввиду сезонности проблема с вирусом будет не так остра, как если бы она была зимой. Но, тем не менее, в этом варианте количество заболевших и умерших людей будет значительно больше, чем в первом варианте. Сколько я предсказать не возьмусь, но в худшем варианте можно предположить, что население Украины может сократиться не на 250 тысяч человек как в 2019 году, а скажем на 300 тысяч человек. Но экономика не потеряет несколько процентов ВВП из-за простоя. Далее, в следующем году вирус мутирует в более мягкую форму, и люди научаться его эффективно лечить и жизнь пойдет дальше.

Что выберет Украина неизвестно, но формула у коронавируса достаточно цинична и проста — деньги или люди?

Федоров Михаил, аналитик ИГ Универ
Економічний огляд
Made on
Tilda